Летопись монастыря

Летопись Владычнего монастыря. 1995 год

8 апреля 1995 г.

Монашеский постриг будущей настоятельницы

Ильинский храм г. СерпуховаИгумения Алексия. В 1995 году на этот день пришлось празднование Похвалы Пресвятой Богородицы, престольного праздника Высоцкого монастыря. Божественную литургию в Покровском храме обители совершал митрополит Ювеналий. Мой постриг должен был состояться после всенощного бдения в Ильинском храме, где я несколько лет назад приняла таинство Крещения.

Постриг для монаха — это смерть для мiра, рождение в новую жизнь с новым именем. Когда я покидала первый монастырь, сокелейница Елена вручила мне книгу с просьбой открыть ее в день пострига. Оказалось, что на подарке была надпись «Ирине в день смерти», действительно, 8 апреля было последним днем, когда я носила имя Ирина, данное мне при рождении.

День тянулся мучительно долго, наконец, началось всенощное бдение. На службе последний раз пелось «Покаяния отверзи ми двери», что как нельзя лучше подходило для моего духовного состояния. В конце всенощной я прошла в крестильный храм, одела срачицу и стала ждать, когда меня позовут. Надо сказать, что перед началом службы отец Иосиф обсуждал со мной вопрос, поведут меня к постригу или мне надо ползти? Архимандрит хотел, чтобы меня вели, а мне хотелось ползти, «ведь это так по-монашески» — думала я. Но Господь не допустил перед постригом моего непослушания. Возможно, из-за тесноты в храме меня вовремя не позвали, и когда я вышла из крестильного храма, уже начали третий раз петь тропарь «Объятия Отча». Ползти было некогда.

К постригу меня вели настоятельница Новодевичьего монастыря игумения Серафима и монахиня того же монастыря Елисавета. Обе матушки были маленького роста, мантии на них были обычные, а не длинные постригальные. Когда я лежала перед амвоном, они прикрывали меня своими мантиями. Но на мой рост не хватило длины их мантий! Во время пострига я почти не волновалась, но в момент, когда в третий раз нужно было брать ножницы с Евангелия, произошло небольшое искушение: у меня едва хватило сил дотянуться до ножниц, так как я испытывала сопротивление, как будто рука проходила сквозь вязкую среду, а не через воздух. Потом я просматривала видеозапись пострига и ничего подобного не заметила. Значит, все эти физические ощущения были духовного происхождения!

После окончания проповеди и поздравлений я осталась читать Псалтырь. Удивительно, что на иконостасе крестильного храма, где мне предстояло провести ночь, были написаны иконы Божией Матери «Неупиваемая чаша» и преподобного Варлаама Серпуховского. Небесные покровители Владычнего монастыря встречали меня после пострига и, конечно, помогали мне. Хоть я и была в храме одна, мне совсем не было страшно. От входа меня отделяло три двери, коридор и притвор. Когда я слышала какие-то шумы и посторонние звуки, то не воспринимала их как бесовские страхования, но на всякий случай начинала громче читать Псалтирь, чтобы ничего не слышать. На следующий день я узнала, что митрополит перед отъездом хотел еще раз благословить меня, но до меня не достучались.

Серпуховской Владычний Введенский женский монастырь, 142210, Московская обл., г. Серпухов, ул. Октябрьская, д. 40. Тел: + 7 (4967) 72-46-25, e-mail: inokini@yandex.ru