Святыни монастыря

Введенский собор

Древний Введенский собор был построен в 1362 году преп. Варлаамом Серпуховским и освящен свт. Алексием. В дальнейшем собор неоднократно перестраивался в XVI, XVII и XIX вв.

Введенский собор

Сведения о Введенском соборе

(из исторического описания В.А.Рождественского)

Первоначальный храм обители, упомянутый в летописи, построен был по особенному указанию свыше, во имя Пресвятой Богородицы, в честь преславного Ее Введения во храм. Так повествуется об этом в летописи: преподобный Варлаам, когда был напутствован святителем Алексием на сооружение монастыря, пал на землю без чувств («пад издше»), и в этом состоянии увидел в видении «Ангелы держим монастырь, и Захарию в дверех церковных стояща, и Богородицу с родшими Ю входящу; Захария же Ю, Богородицу, приим, и посадив Ю на третей степени». Преп. Варлаам, дотоле сильно смущавшийся мыслию о своем недостоинстве и немощи исполнить надлежащим образом важное поручение своего святителя, недоумевавший, как будет он сограждать храм и обитель «подобающие имени Владычицы Небесной, купно же и памяти Архипастыря», этим видением, без сомнения, не только был утешен, ободрен и укреплен, но из него он должен был уразуметь, что Богоматерь Сама благословляет его устроить храм и обитель, и именно в честь Введения Ее во храм. Видение показало строителю, что даже Ангелы буду помогать ему в трудах построения храма и хранить монастырь, что в этом храме Сама Владычица Небесная будет пребывать так же выну, как некогда пребывала в храме Иерусалимском, в который введена была своими родителями. «Монастырь наречется Владычний, говорил сам преп. Варлаам, занеже Владычицу видех, и Тоя бысть промыслом». С благоговейным трепетом хранил в сердце своем это видение смиренный Варлаам в продолжение всей своей жизни, и самого Святителя своего просил не испытывать о нем до самой смерти: «молютися, да не нудиши мя поведати, дондеже до смерти, при смерти бо повем». А потом и в самые предсмертные минуты отрекся «поведать о видении словом, занеже страшно бе». Поелику же, по старости своей, он уже потерял зрение, то, чтобы не осталось видение неизвестным для последующих родов, чудесным образом получил он прозрение, и озаренный «светом велиим», поведал видение «чернилом и тростию на хартии», которые принесены были диаконом Святителя. И память о явлении Богоматери преп. Варлааму не угасла со смертию его. По завещанию Преподобного, «повелевшаго писание то блюсти в память имени его», с благоговейною любовию передавалось оно из рода в род, в продолжении пяти веков, и без сомнения великим утешением, назиданием и поощрением к преспеянию в иноческих подвигах всегда служило для молящихся в храме и подвизающихся в обители.

Первоначально преп. Варлаамом построен был храм деревянный. Но, в скором времени, особенное желание святителя Алексия устроить благолепнейший храм во славу Богоматери и, может быть, богатые его приношения подвигли преп. Варлаама на новый труд - сооружение каменного храма, который в 1362 г., как сказано в летописи, был уже «составлен». Существующий ныне в обители, каменный соборный храм должен быть тот самый, который соорудил преп. Варлаам и освятил сам святитель Алексий. Архитектура этого древнего здания представляет характер XIV века. Конечно, пятивековое существование не могло не преобразить внешнего вида храма, - так, по ветхости, изменены на нем главы; по нуждам церкви в разные времена, как видим ниже, сделаны к нему пристройки с трех сторон. Но капитальное устройство собора и внутренний его вид сохранились почти неизменными. Он имеет вид квадрата, сложен из крупного кирпича, снаружи облицован белым камнем; слои широких стен скреплены железными связями. Предание говорит, что белый камень на сооружение храма сего брали неподалеку от монастыря, на поемных лугах, принадлежащих ныне градскому обществу, из того места, где в последствии образовалось небольшое озеро, именуемое доселе «Каменным». Во внутренности храма - два опорных четырехгранных столба, соединенных вверху аркою; подобные же арки перекинуты от столбов и ко всем четырем стенам (в числе их и к предалтарной - каменной). Под арками протянуты перекрестные связи. По углам собора, вверху, равным образом в основании фонаря и в алтаре, устроено до 20 голосников. Фонарь - сквозной, в два яруса, в каждом особые окна; нижний ярус его шире верхнего, и потому снаружи имеет вверху полукруглый скат, покрытый железом. Подобный же вид снаружи имеют и прочие (четыре) главы. Стены собора, снаружи, посреди обведены двойным поясом из белого камня; у всех трех входных дверей архивольты - также из белого камня. Св. алтарь, возвышаясь от помоста церковного на две ступени, разделен капитальными стенами на три части, которые выдаются к востоку полукружиями; между сими полукружиями снаружи вставлены плоские полуколонки из белого камня. На горнем месте, в окне, устроено каменное седалище, в роде архиерейского, как видно, современное основанию собора. На нем, вероятно, восседал некогда сам основатель обители, освящавший храм, святитель Алексий. В алтарной стене, близ южных дверей, устроена небольшая палатка (в 3 и 11/2 арш.), вероятно, та «соборная кладовая», в которой, по сказанию монастырских описей, хранились расходные книги, деньги и др.

Предалтарный иконостас - недавний; первоначального стенного писания не осталось и следов; но святые иконы в иконостасе сохранились все древние, восходящие к XIV столетию. Нынешний иконостас состоит из четырех поясов. На царских дверях поставлены древние иконы четырех Евангелистов с изображениями символов: у Матфея - человека, у Марка - орла, у Луки - тельца, у Иоанна - льва, все символы красного цвета, с крыльями и с Евангелиями; над Евангелистами - Благовещение Пресвятой Богородицы. Местные иконы следующие: Господа Вседержителя, с предстоящими, мерою 2 арш. 3 вершк., в ширину 1 арш. 8 верш.; храмовая икона Введения Богоматери (о ней будет сказано ниже); Живоначальной Троицы, в виде трех Ангелов, записанная в описи 1649 г., мерою 1 арш. 131/2 верш., шир. 1 арш. 8 верш.; Смоленская икона Богоматери, мерою 1 арш. 111/2 верш., шир. 1 арш. 31/2 верш. Все местные иконы в серебряном вызолоченном окладе, с такими же венцами, украшенными разноцветными камнями; оклад и украшения на трех из них (кроме храмовой) устроены в одинаковом виде в недавнее время благотворителями, Серпуховскими купцами Андроником и Феодором Андреевыми Солодовниковыми. Во втором поясе: над царскими дверьми - складень; по сторонам иконы двунадесятых праздников, именно: к северной стороне - Пресвятой Троицы, в виде трех Ангелов, Воскресения Христова, Входа в Иерусалим и Воскресения Лазаря; к южной: Вознесения Господня, Преображения, Благовещения и Успения Богоматери, - все мерою в 1 арш., шир. 12 верш. В третьем поясе, в середине - Господа Вседержителя, седящего на престоле с Евангелием, раскрытым на словах: Приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии и Аз упокою вы. Возьмите иго Мое на себе и научитеся от Мене, - мерою 21/4 арш., шириною 2 арш.; по сторонам, в особых рамках, предстоящие - Богоматерь и Иоанн Предтеча; за иконою Богоматери иконы: Архангела Михаила, Ап. Петра и Василия Великого; за иконою Предтечи: Архангела Гавриила, Ап. Павла и Николая Чудотворца, - все мерою 21/4 арш., шириною 12 верш. В четвертом поясе, в середине - Печерская икона Богоматери, мерою 2 арш. шир. 11/4 арш., к северной стороне: прор. Давида, со свитком: Рече не отверзаите пророчество мое збудется; прор. Илии - Ревнуя поревнова по Господе Бозе Вседержителе; прор. Моисея - Купину тя видех в Синии приближшуся; прор. Иакова - Виде лествицу утвержену на земли ежи; к южной стороне: царя Соломона - Премудрость ……. храм и утверди; прор. Иеремии - Се Бог наш не вменится инии; прор. Даниила - Виде гору от неяже отсечеся камень; прор. Ионы - Возопих в печали моей ко Господу Богу моему - все мерою 2 арш. в шир. 14 вершков.

Первоначально храм сей, думать надобно, не имел трапезы (притвора). При входе в настоящий храм, доселе уцелела железная цепь большого размера - от одного простенка до другого, которою закладывалась дверь, и самая дверь устроена одинаково с наружными боковыми дверьми, створчатая, с большим внутренним замком и запором, ясно видно, что этот вход в начале был внешний. К таковому заключению приводит и то, что строитель храма преп. Варлаам, как говорится в летописи, «погребен бысть в паперти церковней». Могила его находится близ самого входа в соборный настоящий храм, где, вероятно, была сначала паперть, замененная после трапезою. Преп. Варлаам погребен здесь по особенному завещанию своему: «занеже он сам некогда глагола: погребите мя дабы всегда зрел церковь Пр. Богородицы». Видно, усердный храмоздатель при жизни своей положивший столько забот и труда, чтобы соорудить храм во славу Богоматери, какой Ей благоугоден, и до смерти своей никогда не оскудевал усердием быть ближе к сему храму, когда и по смерти желал непрестанно зреть красоту его, быть стражем входов и исходов его, быть молитвенником о молящихся в храме, равно как и всем молящимся напоминать о молитвенном поминовении храмоздателя. Над могилою преп. Варлаама устроено издревле каменное надгробие, на котором высечена вязью следующая надпись: «Лета 6885 мая в 5 день, преставися раб Божий первый начальник святыя обители сея преподобный отец строитель, инок Варлаам, келейник святителя Алексия Митрополита, погребен на сем месте».

Первою пристройкою к соборному храму, изменившею первоначальный его вид, была трапеза. Хотя храм и успел принять в свою паперть храмоздателя, но эта паперть существовала не долго. Летопись, сливая время построения храма и трапезы, то и другое приписывает святителю Алексию. И самое устройство трапезы показывает признаки весьма древнего построения.
При входе в собор устроена с давних времен паперть. Прежде она была деревянная, но в 1752 г. устроена каменная.

С южной стороны с давних же времен пристроена другая паперть и ризница, - каменные. Ныне существующая ризница построена в 1849 г. на месте прежней, которая была гораздо меньше.

Исследование о Введенском соборе архитектора Гаевой О.В.

Введенский соборТочное время строительства Введенского собора монастыря наименее конкретно. Тем не менее, сроки строительства примерно укладываются в период правления Бориса Годунова (1598-1605).
Достоверно известно, что царь Василий Шуйский в 1606 году (1606-1610) устроил в уже готовой «… с/обор/ ной церкве Введения Пречистыя Богородицы предел во имя Благоверного цар/евича/ Димитрия, меж столбов, в углу, др/евяной/, дощатой…».
Устройство этого придела после смерти Бориса Годунова, обвиненного в убийстве царевича, в период смуты, было весьма актуально и имело политическое значение. Московский трон целый год занимал Лжедмитрий I и было важно подтвердить факт смерти истинного царевича и самозванство Лжедмитрия.
Устроенный довольно неудачно, этот придел сильно затеснял и без того небольшое внутреннее пространство храма. Поэтому, в связи с обращением монастырской братии к царю Михаилу Федоровичу, по его указу 1634 года, начались строительные работы по устройству нового придела при церкви Георгия, куда он и был позднее переведен по указу царей Иоана и Петра Алексеевичей (1689-1698) в конце XVII века.
В связи с этим монастырские крестьяне были даже освобождены от государевой повинности по «.. кирпичному делу..».
Собор на протяжении почти всего 17 века сохранял свой первоначальный облик, который реконструируется на основе натурных изысканий.
Белокаменная кладка стен не должна вводить в заблуждение кажущейся древностью.
Объемно-пространственное решение храма, для которого характерно несоответствие внешнего архитектурного оформления его конструктивной схеме — достаточно типично для «годуновской» архитектуры (за примером далеко ходить не надо — возьмем расположение оконных проемов четверика Георгиевской церкви этого же монастыря).
Облик соборного храма монастыря имеет явные прототипы, аналоги своего времени.
Использование филенок в оформлении фасадов, состав профилей, использованных в карнизах и цоколе, смешанная техника кладки стен с использованием в облицовке белого камня, пирамидальность построения завершения храма в виде двух ярусов закомар, при общей монументальности пятиглавия — все это имеет прямые аналогии в русской архитектуре конца 16 века. Существующий храм полностью является детищем своего времени — рубежа 16-17 веков.
Придельная церковь у северо-западного угла собора возникла несколько позднее основного объема храма. Еще в 1627 году в писцовых книгах при перечислении монастырских храмов отмечены два придела: «.. Алексия Митрополита да царевича Дмитрия Углицкова…». Судя по тексту — приделы равнозначные, а значит оба расположены внутри объема.
Собор первоначально при строительстве задумывался с приделом, расположенным в апсиде. Сильно выдвинутые на восток три апсиды имели отверстия в цилиндрических частях сводов над жертвенником и дьякоником, что дает возможность предположить наличие двух, возможно световых, глав.
Традиционно, приделы в алтаре храма устраивались в дьякониках (южной апсиде), что подтверждается натурными исследованиями.
В южной апсиде помимо восточного имеется дополнительное окно, выходящее на южный фасад, на северной стене раскрыты жертвенные ниши, в северной стене южной апсиде, отделяющей центральную апсиду от дьяконика, устроен узкий дверной проем, еще белее изолирующий эту часть алтаря.
Все это позволяет высказать предположение о существовании здесь первоначально придела Алексия митрополита. Логично тогда и расположение отдельно главки над приделом.
Вторая глава — над северной апсидой, устроена, по-видимому из общего стремления зодчих к симметричному решению фасадов.

Новые данные о Введенском соборе на основании археологических раскопок

Введенский соборСовременные архивы не сохранили никаких документов, кроме «Сказания о зачатии Владычнего монастыря», относящихся к первым векам существования обители. Этот пробел частично помогают восполнить археологические раскопки, проводимые на территории монастыря.
В связи с необходимостью предреставрационного обследования сохранности фундаментов Введенского собора в 2000-2001 г. г. в монастыре под руководством М. И. Ганяного проводились археологические раскопки. Они затронули территорию бывшей паперти XVIII века, а также алтарную и частично трапезную части Введенского собора.
Летопись сообщает, что деревянный Введенский собор был построен преподобным Варлаамом в 1360 году в пустынном месте. Через 2 года собор был перестроен в камне. В XIX веке считалось, что существующий Введенский собор именно тот, что построен в XIV веке. В начале XIX века в соборе было сделано калориферное отопление, над существующим полом были построены кирпичные воздуховоды, вследствие чего уровень пола поднялся почти на метр. В 1995 году комплекс монастыря был передан Церкви в руинированном состоянии. Уровень земли на всей территории обители был завышен за счет наслоений строительного мусора, образовавшегося в результате разрушения зданий. Система калориферного отопления Введенского собора перестала функционировать очень давно. В связи с этим было принято решение снять культурный слой с целью освобождения от его напластований цокольной части Введенского собора и его внутреннего пространства.
Проведение археологических работ помогло уточнить время постройки ныне существующего собора.
Раскопки внутри бывшей паперти показали, что в непосредственной близости к фундаменту собора находится целая серия погребений. Летопись монастыря упоминает о погребении возле собора только преподобных Варлаама и Гедеона. В «Историческом описании монастыря» В. А. Рождественского говорится о древних погребениях только в подклете Алексеевского храма. Поэтому нахождение значительного количества захоронений было для всех неожиданным. Надо отметить, что наибольшее количество погребений было найдено в северной половине бывшей паперти. Поздние погребения были совершены после строительства собора (в современном его виде), т. к. кости ног пересекали прифундаментную траншею. Умершие были погребены в слое перемешанного грунта, имеющего насыпное, т. е. искусственное происхождение. Более ранние погребения, найденные ниже, разрушены и передвинуты. Этот факт позволяет сделать вывод о том, что через некоторое время после постройки собора в XIV веке, он был расширен и перестроен. При этом захоронения, находившиеся рядом с древним собором, частично попали внутрь него или были разрушены при строительстве новых фундаментов. Обращает на себя внимание, что собор имеет низкое подцерковье. Ссылаясь на мнение В. В. Кавельмахера, Ганяный М. И. считает, что все церкви, построенные после Макарьевских соборов, устроенные непосредственно на земле без подклета на низком цоколе, строились над погребениями. Таким образом, Введенский собор был перестроен именно в XVI веке. Это мнение подтверждает находка внутри собора фрагмента надгробной плиты с датой 1549 г. внутри собора. Сохранившийся периметр плиты насечен орнаментом типа «волчий зуб». В середине верхней части находится «солнышко», обрамленное «волчьим зубом». Несмотря на то, что плита раздавлена на множества фрагментов, на ней сохранилась надпись и дата (рис.*). Скорее всего, плита была расположена на уровне дневной поверхности кладбища до перестройки собора.
Только раскопки могли показать, насколько строительство XVI века затронуло облик древнего собора. Археологи надеялись, что фундаменты храма XIV века, скорее всего, находятся внутри современного собора. Обнаружение в алтаре собора переотложенных, нарушенных строительством погребений ясно показывало, что восточный фасад собора, так же как и западный, перестроен в XVI веке. Эти находки подталкивают к выводу, что собор XVI века частично, преимущественно северной стороной стоит на кладбище.
Малое количество находок затрудняет датировку погребений. Все же благодаря отдельным находкам можно ее произвести. Так в одном из погребений паперти найдена стеклянная слезница-микроштоф (рис.1), которая датируется временем не позднее середины XVIII века. В одном из погребений в северной части раскопа обнаружен волосник, датируемый XV веком. Соответственно погребение, расположенное под ним, имеет более раннюю датировку. Признаком архаичности можно считать нестабильное положение рук у погребенных в нижнем ярусе. Например, вытянутые вдоль тела руки характерны для курганного способа погребения. Эта особенность изредка встречается в христианских погребениях XII-XIV веков. Кроме того, в двух погребениях в засыпке могильных ям в изобилии встречены древесные угольки, что так же характерно для некрополей XII-XIV веков. Таким образом, можно утверждать, что захоронения у западной наружной стены собора совершались с XIV по середину XVIII в. в.
Надо отметить, что раскопки под ныне существующей гробницей преп. Варлаама производились на небольшую глубину. После разборки воздуховодов и снятия некоторого количества грунта была обнаружена массивная доломитовая плита не очень правильной формы, размером превышающая габариты надгробных плит. Можно предположить, что эта плита была положена именно для того, чтобы отметить чтимое погребение и защитить его от вскрытия. Аналогичный прием встречается в Иосифо-Волоцком монастыре с тем отличием, что там в качестве материала применялся кирпич, из которого была выполнена выкладка над погребением. Технические трудности при демонтаже большой плиты и отсутствие благословения на вскрытие захоронения преп. Варлаама остановили работы на данном участке.
Опираясь на результаты раскопок можно сказать, что весь грунт у западной наружной стены собора, находящийся выше уровня песчаного материка, является насыпным, использованным для нивелировки поверхности во время многочисленных строительных работ, проводившихся возле собора. Захоронения и нивелировка склона холма способствовали перемешиванию грунта. С большой долей уверенности можно сказать, что слои грунта, располагавшиеся от уровня современной дневной поверхности до нижнего выступа цоколя фасада собора, являются подсыпкой XVIII века, совершенной перед устройством паперти.
В насыпном грунте обнаружено много фрагментов керамики различного времени: это сетчатая керамика; обломок глиняного грузика (рис.2); обломки лепных горшков с защипным орнаментом, характерным для памятников дьяковской культуры и датируемых серединой I тыс. до н. э. — первыми веками н. э.; немногочисленные фрагменты лепной керамики раменско-боршевского облика (X-XI в. в.); древнерусская керамика XII-XIII веков. Эти находки могут свидетельствовать о том, что место, на котором в середине XIV века был основан монастырь, привлекало человека еще в глубокой древности.
Одной из самых интересных находок 2000 года стала надгробная плита Вассиана Ладыженского, бывшего настоятелем монастыря в конце XVI века. (фото *). Также надо отметить находку железного мастерка, предположительно относящегося ко времени перестройки собора (рис.3).
Раскопки помогли частично воссоздать картину строительства собора в XVI веке.
В прифундаментной траншее на глубине 1,72 м обнаружена углистая прослойка, а в кладке цоколя на этом же уровне слой цемянки розового цвета обильно насыщен угольками, что, вероятно, является следами пожара. Кстати, углистый слой с достаточно крупными кусками обгоревшего дерева прослеживается на значительной территории монастыря, что было обнаружено при проведении работ по благоустройству монастыря и прокладке коммуникаций в 2003-2005 г. г. Любопытно отметить, что кладка ниже этой прослойки очень грубая и небрежная. Выше углистой прослойки кладка гораздо качественнее. Вероятно, период пожара связан с временной приостановкой строительства собора и сменой строительной бригады.
Об инженерных просчетах в начале строительства можно сделать вывод и по раскопкам внутри алтаря собора.
Собор строился на склоне песчаного холма. Вероятно, уже при строительстве в силу того, что песок был недостаточно плотный, фундамент «поплыл», т. е. деформировался. Об этом можно судить по неправильной форме нижней части стен. Для стабилизации фундамента весь внутренний периметр алтаря в нижней части был обвязан опалубкой. Она была сделана из бревен, закрепленных вертикальными лагами, изготовленными как из круглых бревен, так и из бревен, подтесанных в «треугольник» в виде «ласточкина хвоста», обращенных широкой стороной к каменной стенке. От всех этих конструкций сохранились только «негативные» отпечатки на цемянке. Судя по ним, торцевые части бревен были дополнительно закреплены в виде вырубленного крепежа «в чашечку».
Также на глубине 2,2 м от условного ноля в восточной стене северной части алтаря обнаружены следы расхождения угла фундамента в виде ниши, заполненной бутовым камнем на цемяночной заливке.
При осмотре северного фундамента ризницы отмечено, что нижняя часть кладки чрезвычайно небрежная, размеры блоков произвольные, щели между ними залиты цемянкой и достигают 0,2 м. Южная стена ризницы имеет аналогичное строение, однако между блоками почти отсутствуют грубые швы, кладка выполнена более качественно. Это, возможно, объясняется тем, что данная стена является опорной, несущей.
Но можно отметить не только просчеты строительной бригады, но и интересные инженерные решения: закругление апсиды северной части алтаря покоится на прямоугольном фундаменте так, что ее северное и южное полукружия нависают над прямыми углами кладки (рис.4). Этот феномен фиксируется с глубины 0,48 м от условного ноля.
Интересно отметить, что нижняя часть фундамента центральной алтарной части имеет вид параллепипеда, и ее конфигурация не совсем совпадает с формой стен. Там же при зачистке материка выявилось ступенеобразное расширение фундамента, что, вероятно, являлось характерным приемом строительства на песчаном грунте. Подобная конструкция фундамента была прослежена летом 2000 г. при раскопках паперти храма и под фундаментом опорной колонны XVIII в. Аналогичная конструкция фундамента зафиксирована и у гостиничного корпуса XIX в.
Изменение внутреннего вида собора также частично можно проследить благодаря раскопкам.
Внутри храма под слоем песка обнаружены следы цемянки, на ней отчетливо виднелись «гребни» — следы швов между каменными плитами, некогда уложенными на раствор цемянки. Скорее всего, это уровень пола XVIII века, существовавшего до строительства воздуховода.
Внутри храма и алтаря на глубине 0,54 м обнаружена белокаменная отмостка, сложенная монолитно с фундаментом в виде его утолщения. Ширина отмостки 0,15-0,3 м. Вероятно, она являлась опорой для деревянного бруса, на который настилался пол из деревянных плах. В одном месте над отмосткой обнаружен слой древесного тлена, что подтверждает это предположение. Только позднее, с целью «убогатить» храм, была произведена подсыпка грунтом и настелен пол из белокаменных плит на заливке из раствора цемянки.
Очень интересна находка кирпичного престола, который оказался ниже уровня пола после строительства воздуховодов.
В центре алтаря располагались остатки квадратного в плане кирпичного престола. Его стороны достигали 1,95 м (2 аршина). По центру каждой грани престола расположены кирпичи, уложенные стопкой друг на друга, скрепленные раствором цемянки. В плане престол крестообразно пересекали две, залитые цемянкой, канавки. Их ширина и глубина достигала 0,14 м. Стенки и дно канавок обмазаны веществом наподобие асфальта, толщиной 0,01 м. С севера на юг поверхность престола пересекала штроба. О позднем ее происхождении говорит то, что в ней были найдены остатки канализационной трубы.
Престол сложен из красного кирпича 23×11 × 5 см. На глубину 0,23 м (3 кирпича) он имел декоративные швы, а ниже глубины 0,68 м. сохранились швы с натеками, не предназначенные для обозрения. На глубине 0,53 м от верха престол сложен из кирпича размерами 27×8 × 15 см. С этого уровня и далее вниз кирпичи несут следы известковой побелки. С северной и западной стороны престола фиксировались развалы большемерного кирпича, частично также со следами побелки. Вероятно, это следы ремонта престола, т. к. осколки кирпича были сброшены вниз, а далее престол был переложен из более мелкого, соответствующего эпохе кирпича. В основании престола фиксировалось большое количество древесных угольков, а также фрагменты обожженного кирпича. Велика вероятность того, что ремонт престола и изменение конструкции полов связаны с пожаром, происшедшим в храме в XVIII веке.
Еще об одной «инженерной идее» рассказывает находка в северо-западном углу трапезной части храма. Там обнаружена кирпичная кладка из современного кирпича, сложенного на цементном растворе. При дальнейшем разборе этой конструкции удалось установить, что данная кладка была усилением свода воздуховода XVIII в., приспособленного в качестве канализационного коллектора.
Во время раскопок в храме были обнаружены следы поздних, вероятно, кладоискательских ям округлой формы, заполненных песком, в котором встречались фрагменты алюминиевой проволоки и авиационных приборов.
Незначительная площадь раскопок внутри собора и на территории обители оставляет надежду найти фундаменты собора XIV века. Пока же фундаменты не найдены есть простор для предположений и гипотез.
В настоящее время почти весь монастырь расположен на склоне холма, и только северо-западная его часть относительно горизонтальна, т. к. является вершиной холма. Можно предположить, что первоначально обитель располагалась именно на этом участке. Когда же после пожертвования средств Борисом Годуновым появилась возможность коренным образом перестроить ансамбль монастыря, возможно, была расширена территория обители. В 1987 году в монастыре проводились археологические раскопки между Георгиевским храмом и келейным корпусом. Тогда были обнаружены остатки каменных сооружений, кладка которых заходит под кладку Георгиевского храма и относится к более раннему периоду. В кладке келейного корпуса XVI века можно видеть белокаменные архитектурные фрагменты вторичного использования: фрагмент водомета и оконной перемычки от более ранних сооружений. Все эти находки не могут наводить на мысль, что Введенский собор первоначально стоял в другом месте. Когда же территория была расширена, и был построен новый более просторный собор, первый был разобран, а его детали были использованы в строительстве других храмов и зданий.

Составлено на основании археологических отчетов 2000 — 2001 г. г. Ганяного  М. И., статьи Гаевой  О. В. «Строительная история Владычного монастыря» из проекта реставрации западного прясла монастыря.

Росписи Введенского собора Серпуховского Владычнего монастыря

 Введенский собор Серпуховского Владычного монастыря – один из красивейших храмов Подмосковья XVI века. Традиционный крестово-купольный храм имеет архитектурные особенности. Для интерьера, а значит и для росписи некоторые существенны. Центральный барабан не переходит через паруса к углам четырех столбов, а «врезается» в западную половину центрального свода и классические паруса - только западные, а на востоке парусовидные формы несколько короче. Далее на восток центральный свод переходит в стену, отделяющую алтарь от центральной части храма, полностью закрытую иконостасом. Пятикупольный собор имеет только главный световой барабан купола. Боковые купола – декоративные и никак не отражаются на интерьере храма. Пространство главной части алтаря полностью отделено от жертвенника и диаконника и соединяется с ними только небольшими проходами. На западной стене сейчас почти на всю ширину храма расположены хоры.

Программа росписи собор разрабатывалась с учетом системы росписи храмов Палеологовского (Поздневизантийского) искусства (XIII – XV века) и русских росписей XIV – XVI веков. Программа росписи начинала разрабатываться насельницами монастыря - иконописцами. Далее к составлению программы подключился выпускник Иконописной школы при Московской Духовной Академии 2008 года Павел Васильевич Громов, который консультировался с заведующим Иконописной школы при Московской Духовной Академии доцентом архимандритом Лукой.

При разработке программы алтаря главным ориентиром для росписи была выбрана стилистика фресок сербских храмов XIV века. Когда иконописцы перешли писать росписи основной части храма, то стали, в первую очередь, ориентироваться на росписи новгородского храма Рождества на Красном поле (на кладбище) конца XIV века, выполненные балканскими мастерами. Они не значительно отличаются от балканских росписей, но более «русские».

За пять лет был выполнен весь объем росписи. Для росписи была выбрана техника русской фрески, когда большую часть работы мастера выполняют «по сырому», когда штукатурка подсохла, но еще не засохла. Техника предполагает мастерство иконописцев. Оканчиваются работы по сухой фреске яичной темперой. Сейчас очень немногие иконописцы имеют решимость и умение выполнить фреску. Но и не всякий заказчик готов к выполнению иконописцами этой непростой, требующей хорошей организации стенописи. Росписи Введенского собора были начаты в 2011 и завершены в 2016 году. Большинство иконописцев бригады – выпускники Иконописной школы разных лет. Кроме Громова Павла, большую часть работ выполняли Баботенко Андрей, Ходоровский Сергей и выпускники Иконописной школы Станиславский Антон, Лемешевский Михаил. Время от времени к фреске подключались другие выпускники и студенты Иконописной школы: Аверьянов Антон, Яковлев Роман, Агафонов Михаил, Новиков Виктор, Ленчик Андрей, Бондаренко Михаил, Бесценов Сергей, а также художники-иконописцы Эллинский Александр, Шестопалов Дмитрий.

Иконописная школа при МДА в Троице-Сергиевой лавре была открыта в 1990 году и продолжила традиции известного иконописца и подвижницы монахини Иулиании (Соколовой). Внимательное изучение древней живописи, её настроя и художественных решений матушка Иулиания восприняла и развила от иконописцев-реставраторов начала XX века. В школе иконописцы, уже имеющиеся специальное художественное образование, изучают язык и живопись иконы, входят в иконописную традицию. Изучают они и фреску. Иконописанию П.В. Громов учился у известного иконописца, выпускника и преподавателя школы Александра Николаевича Солдатова. Стенопись Павел Васильевич начинал постигать под руководством другого известного иконописца, выпускника и преподавателя школы Анатолия Валерьевича Алёшина, который расписал и руководил росписями Троицкого собора Серафимо-Дивеевского, Покровского собора Хотьковского, Троицкого собора Пахомиево-Нерехтского монастырей и ряда других храмов.

И разработка программы, и выполнение росписей началось с алтаря. В конхе алтарной апсиды традиционно был помещен образ Богородицы. Здесь дан поясной образ Знамения - Воплощения. Заступница Церкви молится, воздевая руки. На Её груди в мандорле – сиянии поясной образ младенца Христа. Он правой рукой благословляет, а в левой держит свиток, говорящий о благой вести, принесенной Им на землю.

Ниже, по традиции, помещено изображение Евхаристии, где, как чаще всего и практиковалось, Христос изображается дважды, причащая апостолов Телом и Кровью. Композиция, зародившаяся в ранневизантийский период, с XI века заняла это свое неизменное место. Церкви важно показать, что в алтаре происходит не какое-то местное действо, а вселенское таинство и верующие причащаются того же Тела и Крови, что и апостольская Церковь. Поэтому и 12 изображенных апостолов – это не только избранные Христом 12 апостолов, но и символ Церкви апостольской. Без первоверховного апостола Павла и евангелистов от семидесяти, апостолов Марка и Луки Церковь апостольская не представима. По традиции, не изображались при этом апостолы Иаков Алфеев и оба Иуды. Особенностью данной росписи является изображение в Евхаристии не двух, а шести ангелов в дьяконских облачениях. Эта редкая отсылка к изображению Небесной Евхаристии, говорящая об Евхаристии как Таинстве будущего века. Небесная Евхаристия показывает Христа – Великого Архиерея служащего с ангелами в священнических и дьяконских облачениях литургию. Эта композиция появляется в византийском искусстве и на Балканах в XIV веке. На Руси до XVII века напоминание о Небесной Евхаристии, обычно, показано ангелами-диаконами в Евхаристии и, редко, в Службе отцов. В изображении Евхаристии во Введенском соборе Владычного монастыря около Христа, преподающего из большого, но невысокого, цилиндрического дискоса Тело, с двух сторон предстоят ангелы: один с рипидой, а другой с прикрытыми платом руками. Первым Тело, согласно традиции, принимает апостол Петр, за ним – апостолы Евангелисты Матфей и Марк. Далее, в середине группы апостолов принимающих Тело, изображен ангел со свечой. За ангелом изображены апостолы Андрей Первозванный, Симон Зилот и Филипп. Как обычно, в этой композиции апостолы не подписаны, а узнаются по иконографии. С южной стороны алтаря изображены другие шесть апостолов, подходящих для причащения Кровью. За Христом, держащим древнюю чашу – кратир с Кровью, стоит ангел с рипидой. Известная древнерусская чаша для Крови Господней такой формы из Софийского собора Великого Новгорода XII века храниться в Новгородском музее-заповеднике. Первым приготовился к причастию апостол Павел, благоговейно прикрыв руки своим гиматием. За ним стоит ангел с платом в руках, помогая Господу при причащении. Следом подходит молодой Иоанн Богослов и апостол евангелист Лука, который уже прикрыл руки гиматием и обернулся к идущему за ним ангелу со свечой. Апостолы Иаков Заведеев, Варфоломей (Нафанаил) и Фома завершают шествие.

Под Евхаристией традиционно представлена Служба отцов также с отсылкой к Небесной Евхаристии. Образы святителей в алтаре начали изображаться в ранневизантийский период (VI в.), показывая, что вместо со Святыми отцами Небесная Церковь невидимо соприсутствует, сослужит Таинству Евхаристии. Под центральным окном алтаря Введенского собора изображен престол, к которому обращены Святители. В откосах окна сверху представлен огненный шестокрылый серафим, а с боков два херувима, держащие в руках по две рипиды. На престоле, на дискосе возлежит в виде младенца Агнец – Христос. Его тело прикрыто покровцом, оставляя открытыми главу с верхней частью груди и ножки от колен. На престоле, как обычно, стоят еще потир и звездица. Престолу предстоят 10 святителей в полном богослужебном облачении. Каждый из Святителей облачен в подризник, епитрахиль, палицу, невидимый под изображенными одеждами пояс, поручи, крещатую фелонь (полиставрион) и омофор. Головы большинства Святых епископов обнажены, как во время совершения самых важных частей литургии. Святители держат развернутые свитки с текстами молитв литургии. В росписи на юге от престола даны (слева направо) святители Иоанн Златоуст, Григорий Богослов, Григорий Двоеслов, Спиридон Тримифунтский, Григорий Нисский и Петр Московский. Святитель Петр изображен не со свитком, а с Евангелием. У Московского Святителя на голове изображен традиционный белый клобук, а у святителя Спиридона его пастушеская шапочка. На севере от престола изображены (справа налево) святители Василий Великий, Иаков брат Божий, Афанасий Великий, Николай Чудотворец, Кирилл Александрийский и Алексий Московский. И здесь Святитель Московский изображен с Евангелием и в белом клобуке. На голове святителя Кирилла изображена его традиционная особенная шапочка. На западной стене алтаря, продолжая Службу отцов, представлены два ангелы в диаконских облачениях с обычными диаконскими атрибутами - кадилами и ладаницами. Такие изображения из Небесной Евхаристии на Руси включены в Службу отцов у великого русского иконописца Дионисия в росписи жертвенника Ферапонтова монастыря. В арке Царских врат, как бы следуя за ангелами – диаконами, как и у Дионисия, изображены попарно четыре архидиакона: святые архидиаконы Стефан, Роман Сладкопевец (север), Лаврентий Римский, апостол Никанор (юг). Только Роман Сладкопевец изображен с кадилом и ладаницей. Первомученик Стефан вместо кадила держит крест, архидиакон Лаврентий изображен с раскрытым евангелием и кадилом, а апостол Никанор держит умывальницу с кувшином. Евангелие у Лаврентия Римского раскрыто на тексте: «Тако бо возлюби Бог мир, яко и Сына Своего Единороднаго дал есть, да всяк веруяй в Онь не погибнет, но имать живот вечный». В центре свода над диаконами изображен крест в сиянии.

На арке свода у конхи алтарной апсиды с образом Богородицы, над большей частью композиции Евхаристии, изображено Вознесение Господне. Это одно из традиционных мест расположения данной композиции. Посредине свода изображен восседающий на радуге Господь в ореоле славы, который возносится на небо, благословляя Церковь земную. Мандорлу с Господом окружают четыре ангела. С северной части арки по центру изображена молящаяся за Церковь Богородица и ангел в белых одеждах. Рядом предстоят апостол Павел и еще пять апостолов. С южной стороны ангелу соприсутствуют другие шесть апостолов во главе с апостолом Петром. Состав апостолов такой же что и в Евхаристии – на земле остается Церковь апостольская, благословляемая Христом.

Почти всю западную стену алтаря, до уровня Службы отцов, занимает изображение Пятидесятницы. Очень часто этот образ располагается в зоне между конхой алтаря и куполом. Изображение события создания Церкви, Церкви апостольской, схождения Духа Святого рядом с Вознесением и Евхаристией дает глубокие смыслы. Церковь апостольская, представленная теми же апостолами что и в Евхаристии, Вознесении, принимая Духа Святого, уже сопричастна вечности, о чем говорит полукруглое седалище. В центре седалища наверху композиции незанятое место – место невидимого Главы Церкви – Христа. Внизу изображена аллегории Космоса – мира, который должна просветить Церковь. У апостолов поэтому в руках свитки – знаки благовестия. Полуфигура Космоса облачена в царские одежды, указывая, что Господь создал мир прекрасным, царственным. В руках у Космоса плат, на котором лежат 12 свитков, говорящих о апостольской проповеди во вселенной.

В самом низу стен алтаря, как обычно, написаны полотенца с орнаментами. Ниши в нижней части алтаря, наполовину находящие на Службу отцов и на половину выходящие на полотенца (в средине престола Службы отцов, закрывающие нижнюю часть фигур Григория Богослова и ангела на северной стороне западной стены), как и небольшое пространство над центральным окном украшены процветшими крестами и орнаментами. Орнамент окружает образ Богородицы в конхе и проходит между Вознесением и Евхаристией. В остальных местах композиции разделяют традиционные разгранки.

В конхе жертвенника традиционно представлен поясной образ Иоанна Предтечи, который указывал на Мессию. У него в левой руке свиток с надписью: «Се Агнец Божий». Предтеча облачен только во власяницу.

На северной стороне свода изображена Троица – снова указание на жертву Агнца - Христа. Праведный Авраам подходит к Троице путников слева, а Сара – справа. Перед столом трапезы слуга закалает тельца. Тема жертвы продолжена и на южной стене традиционным изображением жертвоприношения Авраамом Исаака. Святой Авраам уже приготовился заклать связанного и покорного воле отца Исаака для жертвоприношения на горящем спереди жертвеннике. Праотец обернулся на голос ангела, извествующего, что вместо сына надо принести в жертву агнца, изображенного чуть выше за кустами. За святым Авраамом еще раз изображен Исаак, несущий дрова всесожжения. За горой показаны два слуги и осел. На западной стене в верхнем регистре представлено видение пророком Моисеем Неопалимой Купины и принятие скрижалей Закона. Из небесной сферы десница Божия протягивает скрижали Пророку, а перед праотцем Моисеем находится горящий куст, на котором изображена Богородица с Младенцем в иконографии Знамение – Воплощение. Изображение напоминает об огне Святыни и необходимости подготовки для благодатного принятия Её.

В следующем, среднем регистре под Предтечей, с двух сторон от окна показаны традиционные для жертвенника изображения событий кончины Пророка. С северной стороны дано Усекновение главы. Слева направо в этой композиции изображен Предтеча в темнице, двое ведущих его на казнь и само усекновение главы. Между последними двумя частями в расщелине горы изображена глава Крестителя в чаше. Правее центрального окна - принесение нечестивой плясавицей усеченной главы на пир, где Ирод беззаконный с тремя пирующими сидит за столом, а слуга подает им пищу. На западной части северной стены в этом же регистре дана принятая Богом Авелева жертва агнца и не принятая растительная жертва Каина. Между братьями стоит горящий для приношения жертвенник. К жертве Авеля на его руках спускается небесный луч. Напротив, на южной стене изображена трапеза в Эммаусе, где Христос, преломив хлеб, дает их апостолам Луке и Клеопе. В этом регистре на западной стене показан Илья пророк в пустыне, питаемый вороном как напоминание о помощи Божьей, пище, данной Господом.

В откосах восточного окна изображены святители Игнатий Богоносец (север) и Поликарп Смирнский (юг), которым протягивает венцы находящийся в небесной славе Христос. Под окном, перед жертвенником изображен пострадавший и почивший Христос из композиции «Не рыдай Мене Мати». Святители, продолжающие Службу отцов, помещены с двух сторон от Христа. Традиционно и в жертвеннике они даны полном облачении, но с евангелиями, а не свитками. На северной стене предстоят (справа налево): святители Климент Римский, Дионисий Ареопагит, Климент Анкирский, Анфим Никомидийский. На южной стене изображены (слева направо): святители Антипа Пергамский, Киприан Карфагенский, Петр Александрийский и священномученик Афиноген Пидахфойский; на западной стене – святитель Григорий Палама. У Антипы Пергамского евангелие раскрыто на словах: «Рече Господь: не бойся малое стадо: яко благоизволи Отец вам дати вам Царство». Афиноген Пидахфойский, в отличии от всех, изображен в простой, а не крещатой фелони. Святитель Григорий Палама, как епископ одного из важнейших городов Византии – Салоник, предстает в саккосе. В арке врат диаконских, как и Царских, изображены попарно четыре архидиакона: Евпл Катанский, Авив Едесский (юг), Исавр Афинянин, Папила Фиатирский (север). Еще два диакона-мученика с кадилами и ладаницами - Викентий Августопольский, Кирилл Илиопольский даны в проеме, соединяющем алтарь и жертвенник.

Полотенца с орнаментами и ниши с процветшими крестами, орнаментами завершают росписи. Орнамент же «отсекает» верхние регистры от Службы отцов.

В конхе диаконника представлен поясной образ архангела Михаила, что является одним из традиционных вариантов. В этом регистре даны деяния ангелов: Лествица Иакова и борьба его с Богом (север), спасение трех отроков в пещи огненной в Вавилоне (юг), чудо архистратига Михаила в Хонех (запад). В следующем регистре осмысляется тема мученичества и помощи Божьей диаконам: проповедь и избиение архидиакона Стефана (север), крещение архидиаконом Лаврентием начальника тюрьмы с его домом (восток) и мученичество святого Лаврентия (юг), кончина мучеников Карпа и Папилы (далее по южной стене за окном), и явление Богородицы Роману Сладкопевцу, при котором святому Роману подан дар великого песнописца Церкви и уникального исполнителя песнопений (запад). Служба отцов продолжена и в диаконнике. На северной стене (от центра справа налево) изображены святители Григорий Чудотворец, Сильвестр Римский, Лев Римский, Софроний Иерусалимский, Андрей Критский, на акре в центральную часть алтаря изображены святители Николай Японский (восток) и Климент Охридский (запад), а на примыкающей части западной стены - святитель Марк Ефесский. На южной стене (слева направо) – святители Амвросий Медиоланский, Кирилл Иерусалимский, Иоанн Милостивый, а после окна и Мефодий Константинопольский. Святители Сильвестр, Николай и Климент изображены в простых фелонях, а святитель Мефодий предстает в белом головном уборе, подвязанным впереди. Такая иконография Святителя на Руси не имела место, но встречается в ряде храмов Византии (София Константинопольская, придел храма Димитрия Солунского и храм Николай Орфанос в Солуни) и Балкан (Охридская Перивлепта, Грачаница, Старо – Нагоричино). Иконография напоминает о страданиях, исповедничестве за иконы Константинопольского предстоятеля еще в сане пресвитера. В арке диаконских врат и здесь изображены попарно четыре архидиакона: Аввакум Сербский, Аифал Персидский (север), апостол Пармен, Тимофей Мавританский (юг). В откосах единственного в дьяконнике южного окна есть еще два образа диаконов – Романа Кесарийского и Аммуна Ираклийского, которых благословляет вечно юный Христос и собираются короновать летящие ангелы. Святой Роман Кесарийский, как мученик, изображен с крестом в правой руке. Часть широкого откоса окна занимают орнаменты. Как и в жертвеннике, орнамент разделяет верхние регистры и Службу отцов. Внизу находятся полотенца и ниши с крестами и орнаментами.

В куполе собора традиционно представлен поясной образ Спасителя. В верхнем поясе барабана изображена Небесная литургия. Если в алтаре её элементы присутствуют в Евхаристии и Службе отцов, то здесь в барабане, как и в ряде храмов Афона, Греции, Балкан она изображена полностью. В простенках между окнами – традиционные ростовые образы пророков: Исаии, Иеремии, Илии, Елисея, Ионы, Софонии, Даниила и Иезекииля с развернутыми свитками. Ниже, в традиционном поясе праотцев в кругах представлены праведные Иаков, Авель, Ной, Анна, Иов, Иисус Навин, Мелхиседек, Руфь и Иосиф.

В парусах и парусовидных формах согласно традиции изображены Евангелисты, пишущие Евангелия. С востока представлены апостолы Иоанн Богослов и Матфей, а с запада евангелисты от семидесяти апостолов Марк и Лука, снизу которых помещены орнаменты, уравнивающие пространство с изображенными на востоке Евангелистами. Между Евангелистами на востоке, по традиции, изображен Нерукотворный образ, а с запада – его чтимый отпечаток – Спас на черепице.

На сводах традиционно представлены Господские праздники, продолженные на верхних регистрах северной и южной стен. Над иконостасом, до барабана купола дано еще одно изображение Пятидесятницы. Первое – на другой стороне этой стены чуть ниже в алтаре, а здесь на выгодном для созерцания из храма месте. Композиция принципиально та же, но в руках у евангелистов и апостола Павла - книги. Космос здесь изображен восседающим со скрещенными ногами.

С северо-запада по часовой стрелке (по солнцу) начинается «чтение» праздничного цикла. На восточной части северо-западного свода представлено Сретение. Богородица с Младенцем и Иосиф Обручник идут во храм с жертвой – двумя молодыми голубями. Их встречают Симеон Богоприимец и Анна пророчица, у которой развернутый свиток со словами: «Сей Младенец сотворил небо и землю». Христос тянется к Богоприимцу, стоящему на ступенях храма и благоговейно прикрывшему свои руки гиматием. Ниже Сретения, на стене изображено Рождество Христово. Два ангела славословят Господа, а еще один благовествует старому и молодому пастухам. Звезда указывает на пещеру Рождества, где Богородица полувозлежа обнимает Младенца, лежащего в яслях и показывает его пришедшим с дарами трем волхвам. В пещере традиционно изображены и вол с ослом. В нижней части композиции показано омовение младенца Христа и Иосиф Обручник.

На следующем, ближе к алтарю, своде повествование продолжают Крещение (западная часть свода) и Вход Господень в Иерусалим (восточная сторона). Ниже на стене – Преображение. В Крещении, как обычно, изображены Христос на фоне Иордана, Предтеча во власянице и гиматии, сходящий в виде голубя Дух Святой, три ангела в благоговении прикрывшие руки концами гиматиев, секира у корня деревца, напоминающая о словах Предтечи. Десница Божия в сиянии знаменует глас Отца. В Иордане, кроме рыбок, еще изображены аллегории моря и Иордана. В Преображении Христу во славе собеседуют пророки Илия и Моисей. Это видение в страхе и трепете созерцают три ближайших ученика Господа – апостолы Петр, Иоанн и Иаков. Перед страданиями Господа народ радостно встречал Его входящего в Иерусалим, по пророчеству, на осле. Христос, восседающий верхом, обернулся к трем изображенным апостолам. У Иерусалима Его встречает толпа жителей. Трое детей снимают с себя одежды и постилают их вместе с ветвями пальм пред Господом. Ещё один ребенок на плечах взрослого машет ветвью.

На южном своде у алтаря изображено Распятие. Ниже, на южной стене представлено Воскресение, а на западной части свода - Явление ангела Женам-Мироносицам. На Распятии, кроме Господа, Богородицы с двумя женами, Иоанна Богослова с Лонгином Сотником изображены подлетающие ко Христу скорбящие ангелы и солнце и луна, помрачившиеся и не дающие света. В Воскресении Господь попирает врата ада и изводит из гробов праотцев Адама и Еву. Предтеча проповедует Христа, ветхозаветные праведники ожидают освобождения. Ангел, явившийся Мироносицам, которых изображено три, восседает на большом прямоугольном камне и показывает на оставленные во гробе пелены. Ниже изображены воины – стражники.

На юго-западном своде с восточной стороны представлено Уверение Фомы, а ниже на стене - Вознесение. В Уверении, как обычно, Господь предстает через затворенные двери, изображенные сзади Его. Апостол Фома протягивает палец к ране на груди Христа в присутствии всех апостолов. Если Вознесение в алтаре изображено на арке и большая часть композиции разделена на двое, то на южной стене показана обычная композиция праздника, когда Богородица, окруженная ангелами находится в центре.

На боковых стенах ниже идут два регистра меньшего размера рассказывающие о жизни Богородицы. Чтение идет по рядам, традиционно слева направо, также от северо-западного угла. Это развернутое повествование было просто необходимо в храме, посвященном Богородице. Начинает Богородичный цикл изображение отвержения даров праведных Иоакима и Анны, когда первосвященник, стоящий в храме не принимает даров от тогда бесплодных Богоотцов. В скорби уходят святые Иоаким и Анна. Далее (после окна) показаны явления ангелов Иоакиму и Анне. Как обычно, Богоотец восседает в пустыне, а святая Анна во граде у колодца, над которым изображено дерево с гнездом, в котором восседают две птицы. Эта деталь напоминает о молитве праведной Анны, сохранившейся в предании, в которой Святая в скорби говорила, что все имеют потомство даже птицы, а их семью это обходит. Сретение Богоотец у Золотых врат напоминает о Зачатии Богородицы. В следующем регистре северной стены представлены Рождество Богородицы и Введение во храм. В Рождестве Богородицы, как обычно, праведная Анна лежит на одре. Её поддерживает одна служанка, а еще три, традиционно, идут помогать матери Богородицы. Святой Иоаким находится рядом и сопереживает. В нижней части композиции показаны и омовение младенца Марии, и уже возлежащая в кроватке Богородица. Такая развернутая композиция есть и в Ферапонтове монастыре, таблетках Новгорода и Суздаля XVI века. Храмовой праздник изображен рядом с иконостасом. Во Введении Богоотцы идут сразу за трехлетней Богородицей, Которая стремиться в храм и подходит к первосвященнику. Далее следуют отроковицы, провожающие Богородицу.

На южной стене вверху изображено пребывание Богородицы в храме, когда ангел питает Её. Рядом показано вручения первосвященником Иосифу Обручнику его процветшего жезла, явившего, что именно ему Господь благословляет стать обручником Девы Марии, Которая еще стоит рядом с первосвященником. За святым Иосифом показаны и другие старцы, претендовавшие на служение обручничества Деве. После окна показан сон Иосифа с явлением ему ангела, повелевшего бежать с Богородицей и Младенцем в Египет. Рядом - бегство в Египет. Богородица изображена едущей на осле и смотрящей на Богомладенца, Которого на своих плечах несет праведный Иосиф. Осла ведет сын праведного Иосифа, несущий вещи. Все они подходят к граду египетскому. Во вратах показаны жители, а со стен, «видя» приближение Господа, падают идолы. Ниже, в следующем регистре южной стены представлены Благовещение и Успение Богородицы. Благую весть Богородица получает восседая за работой дома в Назарете. Она пряла пурпурную нить для завесы храма, когда зачала от Духа Святого багряницу плоти Христовой. В церковных песнопениях говорится и о том, что когда Господь на кресте предал дух, то разодралась надвое сотканная Богородицей пурпурная завеса храма. К усопшей и возлежащей на ложе Богородице собрались Её Сын, держащей душу Богородицы на руках, ангелы, апостолы, древнейшие святители Церкви.

На западной стене над хорами, традиционно, представлен Страшный суд. Христу, как обычно, предстоят Богородица и Предтеча, склонившие колена Адам и Ева, сонмы ангелов стоят за сиянием вокруг Христа. Рядом с Господом восседают двенадцать апостолов, за которыми также стоят ангелы. Апостолы Петр и Матфей, Павел и Лука помещены на начале арок, а далее на сводах даны по четыре апостола: Иоанн Богослов, евангелист Марк, Иаков, Филипп (южная сторона) и Андрей первозванный, Симон Зилот, Варфоломей, Фома (северная сторона). Тот же состав апостолов, что и в Евхаристии, Вознесении, Пятидесятницы «прочитывается» обозначениями имен двумя буквами на раскрытых книгах, как это выполнил во Владимире преподобный Андрей Рублев.

«Выше» Спасителя-Судии на своде изображены ангелы свивающие небо. На арках сверху показаны праведники в руце Божией (южная) и видение четырех царств (северная арка). Трубящие, созывающие на Страшный суд ангелы изображены уже на восточной части этих арок. Ниже восседающих апостолов к Престолу уготованному с двумя ангелами с южной стороны подходят праведники, изображенные группами по ликам святости. За группой из шести апостолов шествуют ветхозаветные праведники, мученики, святители и преподобные, святые жены. Некоторые из них легко узнаются по иконографическим особенностям. Севернее показан спор о судьбе души. Ангелы на весах взвешивают добрые и злые дела души, ожидающей решения и стоящий нагой здесь же. Бесы несут свитки грехов, чтобы они перевесили добродетели души. Еще правее изображены аллегории земли и воды с их обитателями, отдающие мертвецов на суд.

Ниже слева изображено шествие праведных в Рай, возглавляемое апостолом Петром. Некоторые движения, жесты навеяны такой же композицией Андрея Рублева во Владимире. За входом в Рай, охраняемым огненным Серафимом показаны Райские обители, в которых восседает Богородица с предстоящими Её ангелами, лоно Авраамово с душами праведников на коленях патриарха, Благоразумный разбойник со своим крестом. Справа дана геенна огненная, в которую ангелы посылают грешников, сатана, восседающий на звере. Еще правее, а от Христа по левую сторону показаны мучения грешников в шести пещерках.

На арках сводов, по традиции, даны образы святых в медальонах. На северной арке с запада на восток изображены: мученицы Евфимия, Анастасия, Параскева, Татьяна, Варвара, Екатерина. Все мученицы облачены в хитоны, плащи и белые платы на головах, держат в руках кресты. Святая Екатерина, как обычно, предстает в царских одеждах, а Анастасия Узорешительница изображена с Евангелием и кувшином. Лоратной частью одежды выделена, как диаконисса, мученица Татиана. Арка от северного столба на север (к северной стене) имеет образы мучениц Кириакии, Марии, Калерии (Валерии) Палестинских. Ниже, уже на северной стене, продолжая изображения на арке, показана преподобномученица Александра (Хворостянникова), которая родилась и жила на Серпуховской земле, некоторое время подвизалась в монастыре под Калугой, а мученически скончалась послушница Александра в лагере на Дальнем Востоке в 1943 году. Арка между столбами имеет изображения мучеников Иоанн и Кира Александрийских, целителя Пантелеимона, бессребреников Космы и Дамианы. У святых врачей Пантелеимона и Иоанна изображены врачебные ящички, а у святых Кира, Космы и Дамиана врачебные ножи. На арке, идущей от южного столба к алтарю представлены мученики Евстафий Плакида, Иаков Персянин, Иустин Философ, Иоанн Сочавский, Вонифатий Тарсийский и Феодот Анкирский. Великомученик Евстафий изображен как знатный воевода с копьем и щитом. Великомученик Иаков, как обычно, имеет особый персидский головной убор. На арке от южного столба к южной стене находятся изображения мучеников Самона, Гурия и Авива, который предстают в диаконском облачении с Евангелием. На южной стене, как и на северной, продолжая изображения на арке, показан святой Георгий (Троицкий). Он служил в Спасском храме села Рай-Семеновское Серпуховского района, а скончался в ссылке на севере республики Коми в 1931 году.

На столбах традиционно изображены святые - столпы Церкви. Вверху, продолжая образы на арках, даны поясные образы в медальонах. На северном столпе сверху в медальонах изображены новомученицы царица Александра (восток) и Елизавета (Крымова) (север), страстотерпец Борис (запад) и священномученик Илларион Верейский (юг). Жительница Серпухова святая Елизавета за веру претерпела ссылку в Казахстан и смерть на Бутовском полигоне в 1937 году. Священномученик Иларион – инспектор и ректор Московской Духовной Академии, ближайший помощник святителя Тихона Московского, родился в нынешнем Серпуховском районе. На южном столпе сверху в медальонах изображены новомученики царь Николай (восток) и священномученик Иаков (Бриллиантов) (север), мученики Глеб (запад) и Димитрий Угличский (юг). Священномученик Иаков после окончания Семинарии и рукоположения много лет служил во Владычном женском монастыре в этом соборе. В 1937 году за стойкость в вере он претерпел мученическую кончину на полигоне Бутово.

Ниже на столбах даны два ряда святых в рост. Сверху в рост изображены святители Филарет (восток), Иона (север), Петр (запад) и Макарий (юг) Московские. На этом же ярусе росписей на южном столбе даны святители Филипп (восток), Ермоген (север), Тихон (запад) и Иов (юг) Московские. Святители Петр, Иов, Ермоген, Тихон изображены в куколях древней формы, святитель Филарет – в белом клобуке, который он носил. Святители же Иона, Макарий, Филипп, традиционно, предстоят в древнерусских митрах. Святители Московские изображены в полном облачении, в цветных фелонях, только Тихон Московский выделен тем, что облачен в мантию. В руках у Святителей Евангелия, а у святителя Филиппа еще и крест.

На северном столбе ниже изображены преподобный Даниил Московский, святой Александр Невский, мученик Иоанн Воин и святой равноапостольный князь Владимир, а на южном - святые благоверные Димитрий Донской, равноапостольный Константин и великомученики Георгий и Димитрий (на восточной, северной, западной и южной сторонах каждого из столбов соответственно).

На всех трех стенах храма над полотенцами традиционно изображены святые. Здесь, в монастыре даны образы преподобных. На северной стене под окнами в медальонах представлены преподобные Косьма Маиумский (запад) и Евфимий Великий (восток). Между ними в рост (слева направо) даны: преподобные Иоанн Дамаскин, Макарий Великий, Симеон Столпник, Онуфрий, Антоний и Пахомий Великие. На южной стене также в медальонах под окнами представлены преподобные Варлаам Серпуховской (восток) и Силуан Афонский (запад), а в рост – преподобные Феодосий и Антоний Печерские, Сергий Радонежский, Паисий Нямецкий (Величковский), Серафим Саровский и Амвросий Оптинский. Основатель Серпуховского Владычного монастыря преподобный Варлаам изображен с храмом в левой руке.

Под хорами на западной стене продолжены изображения Серпуховских святых: блаженная Евфросиния Колюпановская, преподобные Рахиль Бородинская, Афанасий Старший и Афанасий Младший, Никон Радонежский, Давид и Гедеон Серпуховские.

Преподобный Гедеон Серпуховской был сподвижником преподобного Варлаама во Владычном монастыре. Преподобный Афанасий Высоцкий Старший был первым, а Афанасий Высоцкий Младший – вторым настоятелем Серпуховского Высоцкого монастыря. Преподобный Сергий Радонежский послал Никона Радонежского к Афанасию Старшему и в Высоцком монастыре он положил начало монашеских подвигов. Если эти преподобные подвизались в Серпухове в XIV веке, то преподобный Давид уже XVI веке, основав недалеко от Серпухова Давидову пустынь. Блаженная Евфросиния Колюпановская подвизалась во Владычнем ( с 1806 года женском монастыре) в XIX веке, как и преподобная Рахиль Бородинская.

Как уже говорилось, Новомученики и Исповедники XX века, связанные с Серпуховской землей представлены в других частях храма. Вообще, в росписях собора изображены тринадцать святых родившихся или живших в Серпухове и Серпуховском районе.

Роспись Введенского собора Серпуховского Владычного монастыря, имея иконографические особенности, полностью соответствует традиционной иконографической программе. Она стала одной из интересных современных росписей Подмосковья. Хорошо, что в один из красивейших соборов и монастырей Московской земли были выполнены художественные, достойные росписи. 

Тропарь Введения во храм Пресвятой Богородицы

Глас 4
Днесь благоволения Божия предображение и человеков спасения проповедание, в храме Божии ясно Дева является и Христа всем предвозвещает, Той и мы велегласно возопиим: радуйся, смотрения Зиждителева исполнение.
Кондак, глас 4.
Пречистый храм Спасов, многоценный чертог и Дева, священное сокровище славы Божия днесь вводится в дом Господень, благодать совводящи, яже в Дусе Божественнем, юже воспевают Ангели Божии: Сия есть селение небесное.

Серпуховской Владычний Введенский женский монастырь, 142210, Московская обл., г. Серпухов, ул. Октябрьская, д. 40. Тел: + 7 (4967) 72-46-25, e-mail: inokini@yandex.ru